Gold Centure of Neverland или Питер Пэн: Начало истории.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gold Centure of Neverland или Питер Пэн: Начало истории. » Корзина » Перемещенные игровые сообщения


Перемещенные игровые сообщения

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Алиса честно пыталась уснуть. Несколько раз ей почти удавалось, но потом глаза открывались сами собой. Тогда ей становились видны узоры, которые получались на противоположной стене от того, что лунные лучи, прежде чем заглянуть в её окно, проходили сквозь листву дерева. Слишком светлая ночь. Не для того, чтобы спать. А для чего?
Завтра она уедет отсюда. И ей очень хотелось, конечно, увидеть и Эдит, и Лорину, и маму, и даже маленького крикуна – только если он помолчит, пока она будет с ним здороваться.  Целый месяц она жила с папой тут и была самой главной в доме после него. Эту свободу было немножко жаль терять.
Алиса и сама не заметила, как поднялась с кровати и начала расхаживать по комнате. Потом высунулась в окно. Звёзды сегодня были какие-то особенно яркие. И даже лунный свет не заглушал их блеска. Только дерево очень мешало полюбоваться на звёздное небо во всей его красе. Может, с чердака вид будет получше?
Конечно, ей и днём не очень разрешали ходить одной на чердак. Но сейчас все уже спят, не станет же она из-за такой мелочи будить папу! А разрешения можно будет потом спросить, утром.

Алисе понравилось идти по спящему дому. Ей даже свечка не понадобилась – хватало света из окон. И почему это некоторые боятся темноты? Ничего тут страшного, очень даже интересно. Тем более что в темноте всё равно ничего не происходит. Вот только что в коридоре она была уверена, что видит на столике Гусеницу с её кальяном, а подошла поближе – и это оказалось всего лишь ваза. На какое-то время она увлеклась этой игрой – придумывать, на что похожи в темноте обычные предметы. Пока не добралась до лестницы, ведущей на чердак.
Открыв тихо скрипнувшую чердачную дверь, Алиса поняла, что не зря пришла сюда: от окна ей под ноги тянулся необычайно яркий луч света. В нём что-то искрилось почти незаметно. И уходил он куда-то прямо в небо, и словно звал Алису с собой…
А если попробовать взлететь? Подняться по этой лунной дорожке? Для чего-то же она сегодня появилась здесь…
Алиса ещё никогда не слышала, и уж тем более не видела, чтобы кому-нибудь удалось пройти по лунным лучам, как по удобной дорожке или лестнице, но, может, это потому, что никто и не пробовал?
Шаг, ещё один – и вот она уже вся в этом свете. Алисе стало легко-легко, словно она превратилась в пушинку от одуванчика, и кто-то невидимый осторожно подул на неё. Следующий шаг она сделала уже в воздухе. А потом и вовсе не понадобилось шагать. Медленно-медленно Алиса поднималась над полом…
«Как, оказывается, это просто – летать… Нужно всего лишь захотеть. Я обязательно научу Эдит. Мы будем с ней летать вместе к морю…»
Вдруг всё резко изменилось. Она больше не чувствовала лёгкость, с которой ей удалось оторваться от пола. А в следующее мгновение рухнула вниз – и довольно ощутимо стукнулась коленкой. И тут же поняла, что кроме неё на чердаке кто-то есть.
  - Кто здесь? – спросила Алиса, оглядываясь. Почему-то ей было совсем не страшно.

+1

2

Едва нырнув в темный проем пыльнопахнущего от стоячей летней жары ветошью чердака чужого дома, Питер резко ощутил возможность уйти в любую минуту, не докончив начатого. И это ощущение оказалось приятным. Жилые комнаты там внизу будто ждали его в гости и приглашали располагаться поудобнее. Сразу стало уютнее.
Сам! Я сам могу... - он не рискнул даже додумать слово «воровать», чтоб не показаться этим вроде бы гостеприимным стенам раньше времени тем, кому они вряд ли были бы рады, и осекся. Луна уже закатывалась за верхушки деревьев, была больше и растянула его тень почти во всю длину дощатого пола, матового от тонкого и летучего ковра пыли. Ему не пришлось долго любоваться на нее и строить фигуры теневого театра. Призрачный посторонний шорох снизу под неприметным сперва выступом, могущим оказаться задвижкой от люка, уже через пару секунд снес горе-воришку за близлежащие предметы толком не определимых формы и содержания. Снес, как ему показалось, с жутким грохотом, после которого только и нужно, что вылезать и виниться.
Так я еще никогда не подводил отца! - успел пожелать себе немедленной смерти мальчик, не решаясь еще выползать, пока не услышит требование об этом. Но прошла секунда, другая. И только тогда дверца люка была тихо водружена на место, о чем свидетельствовал разрушивший вдребезги последнюю надежду на мышь хитро погашенный, еле приметный стук.
Сейчас закроет задвижку, найдет и придушит меня, - нарисовал он в своем богатом воображении сипящего смрадом и сплошь покрытого густой медвежьей шерстью монстра в ночном колпаке и рубашке в пол.
Видно он недостаточно своевременно заткнул свои мысли, и ненужное слово было услышано, чем, конечно, тут же вызвало гнев этого доброго поначалу дома.
Почему это должен быть именно монстр - тоже неясно. Придушить его мог и обычный сторож, и мажордом, вполне приятной старческой наружности с седыми волосами в ширь лица и макушки. Просто, видимо, мальчик так решил покарать себя за шум, которым он сопроводил свое падение. Тут старичком-мажордомом не отделаешься. Нужно чудовище, чтобы отмерить ему наказание сполна, по всем причитающимся такому никчемному бездарю заслугам.
Но ни сипения, ни рычания, ни даже простого человеческого дыхания не было услышано ни в третью секунду, ни в четвертую.
Может, я от страху того... оглох? - предположил мальчуган, медленно подтягивая к подбородку колени и блестя глазами на край верхнего обода какой-то бочки, оказавшейся его укрытием. Из-за него предположительно должна появиться оскаленная огромными клыками морда чудища, пришедшего карать его за нехристианские помыслы.
Это же тоже Церковь Христова! Как я раньше не подумал! Вот болван! - поставил заключительную логическую точку в собственном приговоре Питер, уже прощаясь с собственной жизнью и готовясь вступить в иной мир предполагаемого для себя чистилища. Что это должно быть именно чистилище, он узнал из криков подружки Чекко, Аннеты, верещавшей об этом почти при каждой попойке. Других сведений о грешном и праведном ему было взять неоткуда, а Аннета в такие яркие моменты выглядела очень убедительно. Малыш, которого еще иногда навещала мать, знал чуть больше, но говорил на эту тему неохотно, видимо, тоже ни на что, кроме чистилища, не рассчитывая. Понимания, что это будет хуже побоев отца и лезших слюняво целоваться винными красными губами женщин, было достаточно, чтобы не размышлять долго о наказании за «дурную наследственность». А теперь надо будет встречаться с реальной проблемой лицом к лицу, и Питер просто пытался собраться, чтоб выдержать все, для чего настал этот момент.
Но то, что он увидел в просвете между защитной бочкой и черным сгущенным воздухом под покатым настилом крыши, оказалось совершенно не тем, к чему он счел себя готовым.
Судя по всему, это был именно ангел из сумбурных рассказов Малыша или и того хуже - привидение! Не обнаружив крыльев у этого неопознанного летающего существа, Питер склонился ко второму варианту и громко чертыхнулся, сам не узнав свой сдавленный писклявый голос.
Привидение рухнуло.
Значит, все-таки, ангел! - радостно выдохнул он, вскакивая со своего места и затравленно оглядываясь в поисках других таких же бескрылых посланцев, на которых так безотказно действует заклинание «черт!»
- Кто здесь? - пропел тоненькой свирелькой ангел, не спешащий подняться, а спокойно потирающий под священным стихарем коленку.
- Я здесь. А ты зачем пришел? За мной?
Питер сомневался, что к тому, у кого такие длинные волосы по плечам, следует обращаться, как к представителю мужского пола, но опыта общения с ангелами у него не было, тем паче, что о существовании ангелов-девочек он начал догадываться только сейчас, поэтому исправляться не стал, впитываясь всем своим существом в происходящее и не желая упустить  ни мгновения из того чуда, в котором участвовал и о котором мог бы (при благоприятном исходе, на который, вообще-то, не в его положении стоит рассчитывать) изощренно хвастаться перед Малышом, для чего и запоминал все эти подробности.
Девочка-ангел удивленно разглядывала его с головы до ног своими большущими, на пол-лица, глазами, и Питеру пришла шальная мысль, что, может быть даже, она и не его разыскивала для сопровождения в чистилище?!..
А вдруг не я? - малодушно уцепился он за зыбкую надежду, делая шаг вперед и незаметно для себя вступая в голубоватый сноп света от закатившейся наполовину луны.
Зачем ангел так долго сидит? Так ведь мне совсем не страшно...- раздумывал попутно мальчик, борясь с желанием протянуть ей руку: кто этих ангелов разберет - вдруг до них дотрагиваться нельзя? Словом, Питер почувствовал себя ужасно неподготовленным к этой встрече.

+1

3

- Папа, смотри – светлячок!
- Тоже мне чудо, ну и что, что светлячок? Вон их тут сколько. Пошли скорее, нам домой уже пора.
«Сами вы светлячки! Ну что за создания, а? Ни разу не дали себе труда посмотреть внимательно. Хотя, пусть не видят, лишь бы не лезли, они такие скучные…» - Динь, удобно устроившись на ветке, подальше от земли, раздражённо покачивала ногой. Мимо неё уже прошло столько людей, и все как один считали своим долгом ткнуть в неё пальцем и заорать: «Светлячок!» Нет, она ожидала побольше интересного от своего визита в этот парк.
Фея решила слетать сюда из любопытства: в Неверленде этот парк то и дело мелькал в разговорах других фей. Но ничего, достойного её внимания, пока что не произошло. Большие и маленькие люди ходили туда-сюда по дорожкам под деревьями и упорно не замечали, что прямо над их головами, разлетевшись по деревьям, за ними наблюдают феи. А те, кто давал себе труд  поднять голову – в основном, это были маленькие дети – тут же обзывали фей червяками. Светлячок, червяк – по сути, одно и то же.
Динь была разочарована. В Неверленде она уж точно провела бы время намного увлекательнее. Фея решила улететь домой, тем более, что стемнело уже совершенно, и в парке совсем никого не осталось, кроме деревьев и сторожа. Ну и фей, конечно. А, нет. На дереве, совсем недалеко от Динь, сидел какой-то мальчик. Она бы не заметила его, если бы он не пошевелился, меняя позу. И это было странно. Человек, сидящий на дереве, а не гуляющий по дорожкам, как все. Может, он-то хоть поймёт, что она – не червяк? Динь сорвалась с ветки и подлетела поближе к мальчику. Полетала взад-вперёд перед его деревом. Потом, зависнув на одном месте, обернулась через плечо, чтобы полюбоваться произведённым эффектом…
А мальчик её и не заметил. И светлячком не обозвал. Он о чём-то раздумывал, и даже если бы тут начал летать сам парковый сторож, мальчик, очевидно, отреагировал бы так же… Фею это ужасно заинтересовало. И захотелось понаблюдать, что же этот человек станет делать дальше.
Динь пропустила момент, когда остальные феи отправились обратно в Неверленд. Потому что к тому времени она уже была довольно далеко и от фей, и от парка. Следуя за мальчиком, фея  оказалась рядом с каким-то домом, в который ему понадобилось проникнуть довольно странным для людей образом: через окно чердака. Теперь Динь больше не жалела, что покинула Неверленд. Мальчик был необычный, и его поведение всё больше и больше заинтриговывало её. Фея не знала только, как привлечь к себе его внимание, и не придумала ничего умнее, чем навязчиво маячить прямо перед его лицом. И вдруг… Динь не поверила своим глазам. Он! Ей! Подмигнул! Да-да, ей и только ей, потому что рядом вообще-то никого не было!
Фея радостно зазвенела. Но этого звона он не услышал, потому что уже скрылся в темноте чердака. Динь поскорее юркнула туда же. Какое-то время она потанцевала в лунной дорожке, которая тянулась и тянулась через весь чердак, потом огляделась в поисках того, за кем влетела сюда, и тут увидела ещё одного необычного человека.
Девочка пришла на чердак ночью. Одна. В то время, когда все нормальные дети давно должны спать в своих тёплых и безопасных кроватях. Что она будет делать тут, интересно?
А она пошла прямо к лучу. И… Динь так широко распахнула глаза, что от лица её не осталось почти ничего. Девочка полетела. Сама, без пыльцы и без крыльев, вот просто – полетела по светящейся дорожке, да ещё с таким видом, словно просто поднималась по лестнице. Динь была восхищена. Она чувствовала, происходит что-то необыкновенное для этого слишком обыкновенного мира.
Мальчик, наконец, показался. Он вступил в полосу света и стал отчётливо виден.
Эти двое начали разговаривать, и Динь подтянулась к ним поближе, чтобы ничего не упустить. Лучше места, чем шляпа на голове у мальчишки, она не нашла, поэтому плавно туда опустилась и стала внимательно прислушиваться.

+1

4

Наконец-то хоть что-то произошло в этой привычной и однообразной тишине. Жаль, конечно, что это что-то помешало ей как следует полетать. Но теперь Алиса была уверена, что раз у неё получилось один раз, то получится и в другой. Это оказалось так просто. Даже странно, что люди так до сих пор не умеют. Или умеют, но настолько в себе не уверены, что даже не пытаются? Но этот вопрос не был настолько важным, чтобы раздумывать над ним дольше нескольких секунд.
Тот, кто появился сейчас на чердаке, был намного интереснее всяких полётов. Кто он такой? На первый взгляд – просто мальчик.
Но что-то Алисе не верилось, что всё было так просто. Сегодняшняя ночь была не для простых явлений. Наверняка один из тех, оттуда…  иначе как бы он смог здесь оказаться? Правда, он не захотел представиться. Ну, это неудивительно…  Они все там очень любят загадки, вопросы, на которые никогда нельзя найти правильного ответа, потому что нужно искать неправильный, и всё равно ошибёшься… Но Алиса ведь не впервые с ними встречается. Девочка внимательно посмотрела на незнакомца. Его вопрос несколько озадачил её. Поэтому она не торопилась с ответом. «Если не знаешь, что сказать – лучше молчи» - часто говорила ей Лорина с умненьким выражением на лице. Но слишком долго молчать было уже невежливо. И Алиса решила сначала поздороваться. Она поднялась с пола и обнаружила, что мальчик не намного выше её. Это почему-то ей понравилось.
- Здравствуйте! – сказала она очень вежливо и сделала быстрый реверанс.
Тут прямо перед её лицом пролетел неизвестно как оказавшийся ночью на крыше солнечный зайчик. Он сделал изящный разворот и приземлился на шляпу незнакомца. Алиса проследила за его полётом, и вдруг догадка тихонько начала копошиться в её голове, словно маленькая ручная мышка в своём картонном домике..
Солнечный зайчик, тихо светящийся на шляпе…
Ах, вот оно что! Алиса понимающе улыбнулась.
Два волшебных мира довелось ей посетить. И в каждом были свои обитатели. Странные, ни на что не похожие, смешные, нелепые, иногда даже страшные… Но двое из них были в обоих мирах. И Алиса хорошо  знала эту парочку. Только теперь им почему-то понадобилось притворяться другими…
  Мартовский Заяц решил сделаться солнечным зайчиком. Прекрасная маскировка, она бы отлично сработала, но только днём. Видимо, он так и не пришёл в себя, хоть март давно уже закончился. Ну кто же поверит в то, что ночью на чердаке может просто так оказаться солнечный зайчик? Только глупышка какая-нибудь...
А Шляпник никуда не ходил без шляпы. И, изменив её фасон, он тоже не смог как следует спрятаться от хитрой Алисы, которая умеет разгадывать загадки.  Девочка была очень довольна собой. И наконец-то ответила на вопрос Болванщика:
- Я не могла за Вами прийти, я же не знала, что вы будете здесь. Но всё равно, я рада Вас видеть! Мы же можем уйти отсюда прямо сейчас? – Алиса была уверена, что Болванщик и Заяц пришли за ней. Что им ещё делать в этом мире, который они, наверное, считают слишком скучным и простым? Девочке вдруг очень захотелось снова оказаться за бесконечно длинным столом и услышать какие-нибудь новые загадки. Или посмотреть на спящую Соню. Интересно, в прошлый раз она выбралась из чайника, или так там и спит до сих пор?
  Наконец-то Алиса снова попадёт в тот мир, который успела полюбить. Привычности ей так надоели…

+1

5

Девочка быстро поднялась без его помощи. И только теперь Питер увидел, что это именно девочка. Но она же - летела?! Кто кроме ангелов может летать? Вот только разве светлячки... И чего он так сияет? Аж глаза слепит.
Девочка поклонилась. Надо же... Я забрался вором в чужой дом ночью, а мне кланяются!

Питер был ужасно смущен.
- Здравствуйте, - пролепетал он, опуская глаза. Сейчас непременно должно было последовать множество слов о том, что Пит поступает очень плохо, когда идет на "дело отца"... Но вместо этого он услышал совсем другой ответ...
Нечаянно быстро подняв на девочку округлившиеся от удивления глаза, "вороненок" обнаружил, что крыльев-то у ангела нет. И правда нет, это не показалось, они не являются прозрачными. Их просто нет. Может, она не летела? - закралась шальная мысль, пока он вслушивался в нежный заинтересованный голос.
Красивая... Такие глаза... Как она смотрит! Она принимает меня за кого-то другого. Так жаль... Но ведь совершенно меня не боится... И еще эта изысканная вежливость!.. Ко мне!.. Как же стыдно.
-  Мы же можем уйти отсюда прямо сейчас?
- Что? - Питер аж отшатнулся, настолько внезапным оказался для него этот вопрос. На всякий случай он все же заглянул за плечо девочки, чтобы убедиться, что следов крыльев на ее спине действительно нет. А потом вдруг увидел ее глаза слишком близко и потерял связь. Ведь что-то надо было сказать, да?.. Какие удивительные у нее глаза. Они светятся. Луна уже почти полностью закатилась за крышу соседнего флигеля, и вокруг лица этой девочки было темно, но глаза ее будто изнутри мерцали какими-то нереальными бликами. И улыбка еще эта... Будто я вообще ни в чем не виноват, и так и надо было мне здесь оказаться... Что же она спросила?.. - не отдавая себе отчета в неловкости своего расположения и затаив дыхание, жадно вбирал в себя Питер это чудесное сияние маленькой хозяйки уже определенно "проваленного" дома.

0

6

Нет, это было всё-таки чудно, увидеть их здесь! И они как всегда вдвоем - неразлучные Шляпник и Мартовский Заяц. И предупреждать о своем появлении вы, как всегда, не собирались. Зачем предупреждать если ты и так придешь в гости и скажешь "Здравствуй"?Алиса стояла и смотрела на стоящего прямо перед собой мальчика в шляпе и так же внимательно разглядывала его внешность. Она хотела привыкнуть к этому новому Шляпнику, и первое, что могла подумать о нем - "странный". Хотя. Это слово никогда не было сочетаемо с ним. Хотя логика тоже не Ваша спутница, господа. Алиса шире улыбнулась, когда наконец-то услышала от Шляпника слово "Здравствуйте", что весьма ее порадовало, вспоминая, как всегда он начинал свои встречи с ней и чем обычно всё это заканчивалось. Но вот его неожиданное и испуганное, раздавшееся по чердаку.
- Что?
Алиса и сама отшатнулась, наблюдая, как ошарашенный мальчик как-то странно на нее посмотрел, а потом, что еще удивительней, заглянул ей за спину.
- Ну. Как же,- неуверенно начала лепетать Алиса, следя взглядом за странными поведением своего друга, а потом посмотрела в оказавшиеся внезапно близко его глаза. Такие чистые, словно утреннее небо. Она вновь улыбнулась, поняв, что стоявший перед ней просто шутит сейчас, а потом обязательно уведет в очередное путешествие.- Неужели мы сегодня никуда не отправимся? Ведь та лунная дорожка!
Она обернулась и только сейчас увидела, что она почти уже скрылась из виду. Дорожка к луне. Дорожка в другое измерение.
- Хм, а я думала, что мы по лунной дорожке полетим вновь в Страну Чудес,- задумчиво произнесла свою мысль вслух и вновь посмотрела на мальчика, а точнее на сидящего до сих пор на шляпе солнечного Зайчика. И вот чудеса! Алиса это только сейчас заметила - этот Зайчик имел внешность маленькой принцессы, светящейся словно изнутри, и она сейчас так внимательно трепетала своими маленькими крылышками... Крылышками?? Вот это конспирация! Но для чего? Неужели это будет не Страна Чудес? То, что это не Зазеркалье, понятно - иначе было бы зеркало. Но... Алиса, вдруг начиная понимать всю интересность того, что может быть, расплылась вновь в улыбке. Тут же опустив взгляд на мальчика, она коснулась ладонями его плеч и так и выпалила. - Я поняла! Я всё поняла! Так вот для чего была лунная дорожка, светящая в окна, и здесь,на чердаке. Так вот почему мне так захотелось сюда прийти! Ах, какие же Вы хитрые и неожиданные!
Девочка рассмеялась и обняла Шляпника, после чего подошла к окну, словно выискивая что-то там, где она не могла ничего увидеть.
- Лунная дорожка, это лишь предлог, чтобы меня пригласить сюда. А я чуть не улетела без Вас Туда. Но как тогда мы доберемся без лунной дорожки?? Наверное, это необычное место. Остров? Место, которого нет. Не хотите же Вы мне сказать, что мы остаемся здесь?
Вздохнув, она с интересом посмотрела на Шляпника и Зайчика, в ожидании того, что они уж скажут наконец, что делать в данной ситуации. Пить чай уж точно поздно. Не время. Ну же, Шляпник, не поверю, что ты вот так просто появился! Как же ей вновь захотелось ощутить ту приятную легкость полета. Очень-очень.

Отредактировано Alice Liddell (2013-11-28 20:29:30)

+1

7

А. Она больная! - мелькнула веселая догадка. - В таком случае мне повезло... Вряд ли кто ей поверит, если слинять прямо сейчас...
Но этой надежде не долго предстояло жить в кратковременных и сумбурных мыслях растерявшегося дальше некуда мальчонки. Он даже опустил плечи и голову, когда определил, что скорее это он больной, раз видит летающих девочек со светящимися глазами по ночам на чужих чердаках. Пит со всей силы ущипнул себя.
- Аай! - возмущенно воскликнул он, потирая откликнувшееся естественной реакцией место левой руки в ответ на неопределенное замечание девчонки о лунной дорожке. - Больно!
Значит, я не сплю... И это не ангел, не фея... Так, кто еще бывает? Привидение? Где я вообще? Может, я того? Не в дом попал, а в... Куда?
- ...в Страну Чудес, - подсказала девочка.
- Вот-вот... По лунной дорожке...
У мальца закружилась голова от всех этих странностей и догадок, одна другой занимательнее и неправдоподобнее. Сердце колотилось дверным молоточком в руках очень настойчивого и недовольного промедлением хозяев посетителя. Пит знал только одно: надо не спускать с нее глаз. И он не спускал, чтобы не отключаться, чтобы уловить объясняющий момент, чтобы не дать шуму страха завладеть его головой. Очень хотелось бежать. Но ноги в сговоре с гремучей смесью острого любопытства и гордости не позволяли пока приблизиться к осуществлению этого плана.
Лицо девочки, уже едва различимое в наступающей от сбежавшей луны темноте, преображалось. Она, восхищенно улыбаясь, что-то с явным изумлением разглядывала на панаме Пита, отчего мальчику тоже пришлось осторожно поднять глаза к полям этой своей «шляпы». Они - просвечивались чем-то желтым! Стараясь не терять достоинства, Питер поспешно снял с себя этот злополучный головной убор, который, судя по всему, неизвестная жительница «профессорского» дома успела оценить. Там все еще сидел тот самый светлячок.
- Вот надоедливый! - заготовил уж было для него щелбан воренок, как вдруг его осенило, одновременно с собеседницей:
- Я понял! Это не мой сон, а твой!.. - ее руки на его плечах немного осадили Питера, и он понял, что услышан не был.
Слушай, а ведь такого не было никогда у меня... Быть сном какой-то неизвестной девчонки... - то, что он сам не слушал удивительную юную мисс, стоящую перед ним в ночной рубашке и обращавшуюся к нему, как к давешнему знакомому в этой кромешной тьме, его не смущало.
А потом она обняла его. Засмеялась так нежно и переливчато и обняла его. Это оказалось приятным - быть чьим-то сном. Питер не заметил, как обронил свою кривую панамку. Зато услышал какой-то непонятно откуда берущийся тоненький-тоненький звон. Пока отошедшая к проему в небо леди короткое время молчала, Питер оглядывался, пытаясь определить источник этого звука, казавшегося скорее внутренним, чем внешним.
- В каком ухе звенит? - сам себе заторможенно прошептал Пит. Ответ не заставил себя долго ждать.
- В левом! В левом! И в правом! И снова в правом!
Его атаковал - светлячок! Ребенок сел. Он даже не сразу начал отмахиваться. Пока не понял, что светлячок этот как-то... подрос?
- А! Он еще и увеличивается! Да что это за сон за такой у тебя страшный! - перебил он довольно громко девочку, снова начавшую говорить про лунную дорожку, по-видимому, дающую ей силы для полета и потому так интересующую ее сейчас...
- И еще! И еще раз в левом! Понял?

Наконец, Питер поймал бьющего его с разлета на большой скорости в челюсть тонкими ножками мелкое и какое-то даже... визгливое... существо...
- Ай! Ты - леди??? - в его кулаке оказалась зажатой будто ожившая фарфоровая куколка, которых он видел немало, когда проходил по поручению отца «мимо» сувенирной лавки.
- Кто это вообще? - обратился он снова к так и не успевшей договорить свой первый вопрос девочке. Тут стоило бы извиниться за такую невежливость, Питер даже встал для этого, крепко сжимая отчего-то агрессивно настроенную против него куклу, в которую превратился безобидный на первый взгляд сверчок-светлячок. Сияющая золотистым светом мелочь эта была размером с его указательный палец и пыталась кусаться. - Кто ты и кто в твоем сне я, для начала хотелось бы уточнить... - Питер выпрямился и даже умудрился по-джентльменски слегка склонить голову обернувшейся к нему от окна девочке, как бы призывая ее уже, собственно, к началу путного разговора, - ...прежде, чем мы отправимся в это таинственное «Туда», куда я с удовольствием, конечно же, отправлюсь, если Вам так будет угодно.
Он не заметил, что заговорил, как взрослый. Только услышав свой голос, он здорово возгордился гладкостью фразы и спокойствием интонации, с которым она была произнесена. Пит снова галантно кивнул и понял, что единственное, что ему сейчас не хватает - обуви, желательно лакированной, чтобы можно было звонко щелкнуть каблуками, как это делают истинные кавалеры, сопровождающие своих сверкающих дам к их каретам.
- Еще хоть раз замахнешься на меня своим щелбаном!.. - снова услышал Пит тоненький звенящий звук от своего кулака, на который уже всячески не обращал внимания, желая все-таки дождаться ответа от большей девочки.
- Тщ... Сначала та леди, потом уж ты. Я с ней первой заговорил... - привел он шепотом незыблемый довод золотистой куколке, которую держал у своей груди, как маленький, приготовленный к вручению букетик, который от этого лишь с большим неистовством продолжил дергаться, пищать и кусаться.

+1

8

Возможно, когда-нибудь потребуются.

0


Вы здесь » Gold Centure of Neverland или Питер Пэн: Начало истории. » Корзина » Перемещенные игровые сообщения