Gold Centure of Neverland или Питер Пэн: Начало истории.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Начало

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Место действия: Оксфорд
Время действия: Ночь с 1 на 2 июля 1860 года
Погода: Довольно теплая ночь, окна открыты, звезды так и сияют.
Участники: Алиса Лидделл, Питер Пэн, Динь-Динь
Краткое описание: Алисе не спится в эту последнюю перед отъездом в Пенморфу к маме и остальным детям. А Питеру надо во что бы то ни стало доказать прежде всего себе, что он сможет самостоятельно украсть из этого дома ту самую трость оксфордского профессора, что так нравится отцу.
Дополнительно:

Дом Лидделлов в Оксфорде. Справа

http://www.edu54.ru/sites/default/files/images/2011/04/bd6e16bc22a1e28bfd024e19c851e7e827e34a9b.preview.jpg

+1

2

Это оказалось сложнее, чем казалось. Какая, оказывается, большая разница между «кажется» и «окажется»! Кажется, что влезть на дерево ночью – легче простого. Но оказывается, что ночью дерево тоже спит и никак не поможет тебе найти сподручный сучок. Кажется, что по этой толстой ветке, что едва не упирается в крышу нужного дома, можно ходить, как по проспекту, но оказывается, что без помощи других веток, которые, как назло, в темноте от тебя выглядят еще дальше, чем конечная цель, о слове «идти» и думать не приходится. А остаются только слова «ползти», «трястись» и «цепляться». И это при том, что Киндер всегда считал тебя героем.
Ага.. Видел бы ты, Малыш, как я долго на этот карниз перебирался! Ох, и посмеялся бы ты, Растяпа, над тем, кого считаешь идеалом храбрости… Ффух.. Думал, дух по ветру распущу. Совсем другое дело со старшими на дело идти: они и поддержат, и подскажут, и смелость одним своим наблюдением за тобой вселят.
А один на один со своей тщеславной и, возможно, бессмысленной целью ты становишься неловким, как стадо слонов на подвесном мосту.
Обо всем этом условно такими словами думал, сидя на крыше чужого дома босоногий девятилетний мальчишка в широких платяных штанах и измятой, далекой от белизны и даже, по всей вероятности, ночной сорочке. Он сумел раскритиковать себя в пух и прах за трусость, но так и не смог подпустить к себе самое главное опасение –  махонькую, как мышь, мысль о том, что, возможно, есть разница между простым открытием дверей и способностью самостоятельно, по собственной воле, присвоить себе искомую вещицу в чужом огромном доме. Да, он давно наблюдает за этим домом, да, он знает, что из слуг сейчас в нем остались только старая кухарка и глупый глухой мажордом, которого держат, пожалуй, только из закоснелых «английских традиций», а не по действительной надобности.
Отец давно заприметил эту собачку на набалдашнике у профессора из Christ Church. То-то он удивится, когда его трость окажется у него на вешалке рядом с зонтом!
Может, хоть тогда он поймет, что его сын – не переросток и не «слишком Большой Бэн» для форточника. Может быть, тогда он хоть задумается о том, что Питера возможно воспринимать не просто длинным, а еще и взрослым, и, наконец, доверить ему миссию посущественней, чем тихое влезание в пустой особняк богачей.
Что ж, этот особняк, по крайней мере, не пуст. Это первая сложность. Не испытанные ранее ощущения действительного риска встречи с хозяевами лицом к лицу. Вторая сложность – найти среди ночи трость «профессора» и до утра успеть выскочить отсюда тем же путем, что и зашел.
Это сложности. Дело попадания в дом рассматривалось как легкость… Итак, ночь заканчивается, а Питер еще даже не внутри крыши, на которой сидит.
- Пора действовать! – сказал себе мальчик, подмигнув подлетевшему так неожиданно к самому его носу светлячку и  ловко занырнув в узкий проем чердака.

Дальше проще. Хоть дом был не пустым, а спящим, достаточно было только вслушаться в его звуки, чтобы понять, как следует передвигаться. Не то, чтобы Пит не боялся, боялся и еще как. Ведь дом мог и обмануть, подложить скрипучую половицу, уронить на голову вешалку или зонт, да и просто не открыть какую-нибудь дверь по пути к цели. Но этот дом не держал зла на вторжение чужого мальчишки. Чердак оказался незапертым, лестница под ногами не скрипела, да и трость со шляпой оказались именно у входной двери, как он себе и представлял... Радость захлестнула сознание полностью, ведь он сам, сам! Принял решение и осуществил его! Он может и сам! Отец должен будет это узнать...
Теперь осталось самое малое - так же бесшумно вернуться обратно и убраться восвояси. На парах вдохновения задания легче и представить себе нельзя! Вот только шляпа у профессора такая заманчивая... Чем не приз для победителя?

+2

3

Это был беспокойный день, повлекший за собой неспокойную ночь. Все эти сборы чемоданов с постоянными нервными воспоминаниями того, что внезапно забыли положить, и бегали потом, искали эту самую вещь по всему дому. И хорошо, что в итоге всё это закончилось тишиной в доме и спокойным ужином, который как и всегда вкусно состряпала добрая кухарка. Дочь с отцом, оставшиеся в этом доме одни из всей из большой семьи, должны были завтра же уже уезжать отсюда. Переезд в Пенморфу. Алисе этого так не хотела, когда мистер Лидделл однажды сказал дочерям, что уезжают в Северный Уэльс. Всеми силами пыталась оттянуть этот день, момент которого всё приближался и приближался. Ах, и почему она не умела замедлять время или, что ещё лучше, останавливать в нужный момент. Как бы сейчас она воспользовалась этим даром и оставалась жить с семьей в доме, где с ней произошло много чего интересного, и одна из этих интересностей - знакомство с Доджсоном.
Но нет. Она не имела этой способности, и поэтому всё, на то была способна своими детскими силами, так это на время притвориться, что её прихватила простуда, а когда всё стало взрослым настолько явно, рассчитывать ни на что больше не стоило. Пришлось смириться.
И почему мы должны уезжать? Неужели, это и правда настолько важно? Загородный дом и без нас проживет ещё.
Алиса вновь повернулась в кровати на другой бок, так и не сумев заснуть в эту последнюю ночь, и взглянула в окно в надежде найти сон именно там, среди ярких звёзд. Она даже начала их считать в надежде, что это занятие её вскоре утомит и устремит в царство сновидений, но снова пришлось оставить это занятие. Нет, я так и не усну совсем, что же делать? Отец наверняка уже видит десятый сон... да и все в этом доме. Тихо вздохнула девочка и зажмурилась, решая эту сложную дилемму бессонницы.
И ведь и правда, почему, когда день был таким непростым, и после ужина глаза слипались. А теперь, словно я когда-то уже успела выспаться и могу не спать ещё очень долго. Тишина в комнате так и не ответила на вопрос маленькой Алисы. Но зато смогла найти ответ именно она. Поднявшись с кровати, она вскочила на пол и устремилась к двери. Она решила пройтись по дому и попрощаться с ним. Ну конечно! Это дом не давал ей спать, решив, что она настолько невоспитанная, не попрощается с ним и уедет!
- Ничего подобного, милый дом,- прошептала Алиса, открыв тихо дверь и выйдя в коридор, решала - куда же теперь пойти? И дом ей подсказал сам - шорох на лестнице, ведущей вверх, на чердак, пусть и едва различимый, но заставил девочку сорваться с места и так же тихо устремиться туда, куда её, как она поняла, зовут.
Там звезды ещё ближе. И старые вещи, словно уголок времени. Посидеть там немного не будет так уж и опасно, подумала она, чуть не споткнувшись о подол длинной ночной рубашки.

Отредактировано Alice (2014-10-12 20:42:19)

+2

4

По-хорошему, уже надо было бы отправляться в постель. Но ночь была слишком красивой, чтобы вот так вот просто взять и позабыть всю эту красоту до утра. Что-то слабо шелестело - то ли звезды шептались, то ли ветер потихоньку гулял в густых кронах, возвышающихся возле замершего в торжественной неподвижности дома. Что-то было в нем, в этом доме, в его внешнем виде - что-то необъяснимо-притягательное. Дом заключал в себе какую-то тайну. Динь было бы слишком сложно рассказать себе, чем ей так приглянулся этот дом, поэтому она просто летала себе потихоньку вокруг него и разглядывала свое отражение, проплывающее следом за ней в темных окнах. В доме все уже наверняка спали, так что можно было не прятаться. Да если бы и увидели - невелика беда. Люди почему-то не умеют видеть фей. Вместо Динь - такой хорошенькой, замечательной и распрекрасной во всех отношениях - они видят только какого-то светлячка. Динь как-то попросила старших подружек показать ей это существо. С тех пор, как она увидела его, фея страшно разобиделась на людей. Что может быть общего у червяка с ножками и огоньком в... в... на конце туловища - с ней?! Одна только ее пыльца выглядит неотразимо, не говоря уже о платье, туфельках и элегантнейшей прическе! Люди абсолютно ничего не понимают в феях. Они могут разбираться лишь в червяках - такое стойкое мнение сформировалось с недавних пор у Динь. И именно поэтому от людей она старалась держаться подальше.
Вот человеческие дети - эти создания были еще терпимые. Пока были маленькими. А больше всего фея обожала тех, кто еще не умел говорить. Кто еще не выучил слово: "светлячок".
Хруст ветки, едва слышный, отвлек Динь от размышлений о вселенской несправедливости фейского бытия. Дерево едва шевельнулось, отчего-то.
"Что это оно разгулялось на ночь глядя?"
Фея подлетела поближе - она еще никогда не видела такого активного дерева при практически полном безветрии.
На дереве был мальчик. Судя по всему, он собирался проникнуть в этот дом, который показался Динь загадочным.
Несмотря на темноту, Динь удалось разглядеть задорный блеск мальчишеских глаз.
Ночь в самом деле оказалась удивительной.
Динь приблизилась к лицу мальчика - ей очень хотелось рассмотреть поближе его глаза и попробовать понять, что он тут делает.
И вдруг случилось нечто необыкновенное. Мальчик ей подмигнул. Подмигнул! Светлячкам-червякам не подмигивают. Он - что, увидел ее? Вот такую, какая она на самом деле?!
Волшебная ночь...
Мальчик скрылся в доме, и Динь решила дождаться его. Она теперь не отцепится от него так просто. Надо же ей разобраться с этим явлением!
Фея уселась на ветку и принялась наблюдать за чердачным окном.

Отредактировано Tinker (2014-10-13 00:38:19)

+2

5

Питер протянул к шляпе руку и услышал едва различимый скрип кроватной пружины наверху... Кто-то не спит? В следующую же секунду он быстрее ветра метнулся к лестнице... Потом подумал еще полмгновения и вернулся за шляпой - это его трофей! Успеет или не успеет теперь воришка скрыться на чердаке? Один пролет лестницы - и вот уже новый скрип - половица возле двери. Самое время затаиться за увесистой портьерой или за старинными напольными часами здесь же, в пролете... Но нет, спасительный выход так близок! Как не рискнуть?
«Голос? Ребенок что ли?» - успел он удивиться услышанному обрывку фразы из какой-то комнаты, пролетая второй этаж семимильными шагами, когда раздался щелчок открываемой двери. И Питер был далеко не уверен, что не показал выходящему из той комнаты спину перед тем, как занырнуть в проем чердачной лестницы. Здесь он задержал дыхание и прислушался. Звуки и в самом деле не примерещились ему. Кто-то тихо семенил частыми и легкими шагами прямо к чердаку! Отвергнув всякую скромность и надежду исчезнуть без последствий, Пит ломанулся к оставленной открытой двери, рассчитывая теперь только на навыки удирающего от полицейских карманного воришки, привитые ему папашей. Его нахождение в доме разоблачилось - в этом не было сомнений, и он уже ждал визга позади себя или еще какого, может быть, грубого окрика, даже выстрелов (мало ли?), ему уже и спину свербило предчувствиями, уже и уши разворачивало назад, уже и чердак приветливо подставил ему свой узкий порожек, а ни окрика, ни выстрелов всё не было... Зато была погоня. Странная, правда, погоня, почти такая же бесшумная, как и его первоначальное поведение... Неужто босая? Оценивать нюансы странностей да и вообще их как-то осознавать было недосуг, Пит рвался к окну, чтобы решить - прыгать ему на ветку или сразу вниз, ведь к такому развитию событий он морально не подготовился: рассчитывал только на удачу и пути отступления не продумал. Шляпа была на голове, ценная добыча - за спиной под рубашкой. Пит вскочил в проем чердачного оконца, и шляпу снесло на пол. Был бы он чуточку разумнее - оставил бы ее на месте, но нет. Трофей с первой личной вылазки! Как можно его потерять? Это же плохая примета для начинающего вора. Питер Пэн чертыхнулся, наклонился к полу и краем глаза заметил белую фигуру на том самом пороге, который только что миновал. Коленки его подкосились, полы цилиндра смялись с одного края, ноги сами попятились к окну. Не поднимая глаз, он наткнулся задом на чердачный подоконник и нечаянно уселся на него, медленно, но настырно, хоть и не без дрожи, подняв цилиндр профессора и натянув его себе на уши. Теперь, скукоженным, он вполне вмещался в проем оконца. «Может, это привидение?» - с надеждой подумал Питер, задыхаясь от слезливой досады и жестоко проклиная свое невезение.
Но это привидением не оказалось. Это шагнуло ему навстречу, и Питер, не удержавшись на краю, рухнул вниз. «Господи, какой же трус! Как глупо...» - должно было стать его последней мыслью.

+2

6

Шорох в доме напугал Алису так, что она присела по среди лестницы на корточки и вцепилась в перила с силой, до белых пятен на костяшках. Взгляд устремился наверх в попытке понять, правда ли кто-то не спит этой ночью кроме неё.
- Папа?- осторожно задала вопрос, так и не сводя взгляда. Но ей никто не ответил, зато тень мелькнула в пролёте, заставляя усмотреть что-то совершенно иное в том, кто внезапно открылся перед девочкой. Одно уже дало ей простую догадку - шляпа на голове. И всё так просто? Быстро вскочив на ноги, теперь уже не было страшно вновь  идти по ступеням на верх, куда убежал и сам гость. Гость! Ведь ты и правда гость в нашем доме! И это же не отец, он спит, всегда спит в это время. Уверенность вперемешку с неуверенностью, так сложно было поверить и в то же время улыбчиво понимать "А вдруг..?" И чтобы проверить - всего лишь нужно последовать на чердак, куда, скорее всего и направился таинственный посетитель. Но бежать так быстро она не могла столь долгое время, да и постоянно выпутываться из подола ночнушки, как всё мешало, словно специально. Но Алиса всегда славилась упёртостью, особенно если это касалось чего-то интересного ей. Может быть поэтому она больше всего попадала в истории, которыми не могла похвастаться перед Доджсоном даже её старшая сестра Лорина, всегда изображавшая из себя взрослую.
но это всегда было так неинтересно. Куда веселей придумывать истории, или быть в них самим. Намного интересней... Алиса остановилась всего лишь на секудну перед проемом на чердак, и словно как тогда, с белым кроликом, устремилась внутрь, теперь уже не падая, а пробираясь в темноту, чтобы увидеть наконец-то того, кто пробрался в дом. И нашла. И поняла, что оказалась права. Стоя напротив чердачного окна, она смотрела на фигуру в шляпе. Ну как же она могла не узнать Шляпника, так знакомого ей ещё с прогулки по Стране чудес?
- Шляпник,- улыбнувшись, прошептала девочка, смотря, как тот приподнимается и садится на подоконник. Чтобы поговорить с ней. Конечно! Они так давно не виделись. А она его ведь узнала сразу же. По шляпе, такой большеватой для него. Это как обычно. А может быть, он хотел что-то мне передать? Или сказать! Надеюсь, ничего страшного не случилось вновь в Стране, иначе бы он не пришел вот так сюда.
Сколько вопросов, сколько неизвестности и радости во взгляде, воодушевленного ожидания в каждом движении. И когда она уже хотела его обо всем спросить, случилось не то, чего она ожидала.
- Нет!!- испуганно выкрикнула девочка, подбежав к уже пустующему подоконнику, освещающемуся яркой луной и звездами, и свесилась из окна. Она точно видела, как силуэт рухнул, сорвавшись с подоконника. И это было страшно. Нет! Почему? Как?

+2

7

Больше всего на свете в этот самый момент Динь ненавидела ждать. Она со скуки то принималась считать листья на своей ветке, то качала ногой, то разглядывала звезды - потому что проем чердачного окна невозможно рассматривать дольше одной минуты. Он слишком ровный и неинтересный. А самое главное - пустой. Он был похож на рамку, из которой вырезали картину.
И вот когда Динь уже совершенно изнемогала от скуки и бездействия, в чердачном окне появился, наконец, необычный мальчик. Странно он выглядел - с бесформенным чем-то на голове, и выходить решил по-особенному - спиной вперед. Динь удивленно зазвенела и решила подлететь поближе, чтобы увидеть, что он будет делать дальше. Извечное фейское любопытство на этот раз оказалось как нельзя кстати. Останься Динь на своей ветке, она бы не успела...
Динь была совсем рядом, когда мальчик упал. Что-то увидел, должно быть, в густой чердачной темноте, отшатнулся назад - и упал. Вслед ему понесся чей-то вскрик. И у Динь было ничтожно мало времени, чтобы что-то придумать. Честно говоря, она и не думала.
Фея, звеня на все лады, но преимущественно с испугом, за какую-то долю секунды создала огромное для своего размера облако пыльцы вокруг падающего мальчика. И его падение, замедлившись, под воздействием пыльцы сменилось медленным полетом вниз. Управлять направлением его полета Динь не могла, поэтому мальчик опустился в середину цветочной клумбы, на котором чья-то заботливая рука высадила когда-то дельфиниум и окружила его азалиями.
Динь подлетела к мальчику, с беспокойством разглядывая его лицо. В свете луны оно казалось очень бледным. И глаза были закрыты...
Жив? Ей показалось, или его веки дрогнули? Нет, вот и грудь приподнялась - дышит. Значит, жив...
Фея с облегчением выдохнула и радостно зазвенела. Вдруг что-то сверху - то ли движение, то ли какой-то звук - заставили ее поднять голову и посмотреть на чердачное окно.
Там стояла девчонка. Похожая на привидение в своей белой рубашке и с распущенными волосами. И Динь поняла, что девчонка сейчас смотрит на нее, и видит вовсе не червячка. Видит фею. Причем фею, показавшую себя, так сказать, во всей красе со своей пыльцой.
Динь торопливо притворилась светлячком - хотя, конечно, уже было поздно - и улетела прятаться в густую листву...

+2